Глава 5.
Память силы воздействия.
Индивидуальное восприятие мира

В предыдущей главе было сказано, что скорость реакции определяется скоростью воздействия. Повышенная частота импульсов на входе переходит в повышенную частоту на выходе. Это самое простое объяснение. Но тут можно увидеть противоречия некоторым принципам моделируемой сети.

Во-первых, как было сказано ранее, частота должна снижаться с каждым переходом на уровень выше. Это требуется для отсева информации и возможности синтеза. То есть на верхних уровнях мы получим заниженное значение входящей частоты, которая перейдет на корень нисходящего дерева, отвечающего за ответ (о механизме выбора реакции будет сказано в следующей главе). В таком случае реакция будет медленней, нежели воздействие, что значительно снижает шансы на выживание.

Во-вторых, как можно реализовать функцию предвидения и предупреждения? Почуяв едва уловимый запах лисицы, заяц бежит со всех ног. Откуда он берет такое количество импульсов на мышечные ткани?

Для устранения этих противоречий необходимо внести в схему сети дополнительный модуль, который будет «запоминать» силу воздействия на рецепторах восходящей сети и усиливать сигнал на корни нисходящих деревьев. То есть, когда заяц будет определять внешний объект, как «лисица», то на корень дерева «бежать» из этого модуля поступит усиленный сигнал, так как когда-то укушенный лисой предок испытывал сильнейшую боль, которая «записалась» в блоке памяти силы и эта запись передалась по наследству.

Необходим и дополнительный источник энергии для генерации импульсов. В таком случае модуль должен состоять как минимум из трех элементов:

1. Блок памяти силы воздействия, выполняющий также распределительную функцию

2. Генератор импульсов

3. Управляющий блок генератора

Тогда стоит предположить, что аксоны восходящих нейронов, прежде чем перейти на следующий слой должны сообщить блоку памяти силы информацию о принимаемом сигнале. А на нисходящие нейроны должны подходить усиливающие сигнал аксоны из указанного блока, либо связи между нисходящими нейронами должны иметь промежуточный усиливающий нейрон, управляемый блоком памяти силы воздействия. Притом, такая схема необходима на каждом слое. Такое предположение исходит из того, что, если для синтеза требовалось снижать частоту сигнала, то для анализа требуется обратное. Ведь, каждые два узла одного слоя восходящего дерева сходятся на один узел в слое выше, а один узел нисходящего дерева сообщает информацию на два узла в слое ниже.

2

Могу предположить, что в качестве генератора может выступать сердце, а его управляющим модулем – таламус, дающий сигналы на выброс гормонов. Как известно, электрический импульс нейрона формируется вследствие протекания сложных химических процессов. Скорость протекания реакции регулируется поступлением в кровь различных химических соединений. С этим механизмом связано множество свойств человеческой психики.

Например – интуиция и предчувствие. Представьте, что какой ни будь незнакомый человек вызывает у вас смутное чувство беспокойства и страха. «Сердцем чувствую, что что-то в нем не то» – скажите вы, а в это время в нашей голове может происходить следующее. По восходящему направлению собирается дерево, распознающее этот объект. Но так как он нам не знаком, то реакция на него не установлена. Тем не менее, в состав этого дерева могут включаться узлы, которые также входят в состав другого объекта, с которым связаны негативные события. То есть, эти узлы сообщают нам отдельные, едва уловимые признаки, которые были у враждебно настроенного человека. И эти узлы задействуют блок памяти силы воздействия и, далее – таламус и сердце, но не в полном объеме. Возникает чувство настороженности, которому мы не можем дать объяснения. Все это относится к защитной функции. Конечно, наш незнакомец может оказаться и вполне приятным человеком, но наш организм справедливо считает, что лучше перестраховаться.

Или, наоборот, кто-то вызывает у нас симпатию и влечение. Например, это может быть лицо противоположного пола. Что в этом случае происходит в ЦНС? Да тоже самое, только негативное раздражение сменяется вниманием. Представьте, что у многих поколений ваших предков накопился богатый опыт по выбору спутника жизни. Ведь связи между нейронами могут передаваться по наследству, и мы называем это инстинктом. И когда вам попадается человек со схожими признаками «большой любви» вашего прадедушки (к примеру), то ваш блок памяти дает настойчивый сигнал на некоторые узлы того дерева, который определяет встретившуюся вам предполагаемую половинку. Возникает то самое внимание, о котором говорилось в предыдущей главе. Вот мы и смоделировали симпатию.

Один из наиболее сложных вопросов – откуда в нас стремление к познанию - также может найти ответ в представленной модели. Что если каждый вновь зарождающийся нейрон получает «питание» не только от внешних раздражителей, но и от внутреннего воздействия, которое поддерживается вследствие кругового зацикливания сигнала, о котором упоминалось во второй главе. Условием такого зацикливания должно быть отсутствие других исходящих связей от корневого нейрона, кроме как на свое нисходящее дерево-близнец. Другими словами, этому объекту-событию не определено место среди других. К нему не выработано отношение, не выяснено – что он нам может нести. И это зацикливание заставляет нас концентрировать внимание на нем, задействуются различные цепочки действий, заставляя нас взаимодействовать с объектом. Особенно такое поведение характерно для маленьких детей, для которых весь мир еще не определен.

Реализация такого поведения невозможна без дополнительного сигнала «изнутри» на зародившийся нейрон-объект. Независимо от того, как это питание «нейронов-младенцев» реализуется – химически или посредством электрических импульсов – можно предположить, что именно оно и является тем, что мы называем «жизненной силой», «духом жизни», «живой водой». Это то, что делает неживое живым, запускает биологический двигатель. Впоследствии, найдя адекватную реакцию на объект-событие, этот изначальный сигнал изменяет свое значение от «равнодушного» низкого до «пристрастного» высокого и сохраняется в блоке памяти силы воздействия. Нейроны, к которым определено «равнодушное отношение» и не получающие подпитку извне в дальнейшем отмирают. Это требуется для снижения комбинаций с целью поддержания четкости работы сети. И, наоборот, нейроны к которым определено «пристрастное отношение» заставляют нас действовать даже тогда, когда внешняя обстановка совершенно спокойная.

Постоянное внимание на объект-событие может задействовать развитие цепочки событий. При этом эти события не возникли еще на рецепторах. Именно для этого и требуется замыкание узлов-эффекторов нисходящей сети на узлах-рецепторах, восходящей в рецепторных органах. Такое прохождение цепочек не возникших событий мы определяем как предположение, планирование, мечтательность, воображение и т. п. На каждом шаге этой цепочки может быть опять же задействован блок памяти силы, который дает импульс для продолжения. В случае с зайцем и лисой это может выглядеть так. При виде лисы у зайца срабатывает цепочка лиса-бросается-кусает-бежать. Нейрон «кусает» помнит боль от укуса и блок памяти силы выдает мощный сигнал на «бежать». Это пример простой логической операции.

3

Поговорим теперь об индивидуальном восприятии мира. Что определяет индивидуальность каждого человека? Почему на одни и те же вещи мы смотрим по-разному, вплоть до совершенно противоположных взглядов? Как возникает такое разнообразие характеров?

На эти вопросы можно ответить, если допустить разные настройки в работе нейронов в нашей сети. Такое понимание подтверждает и психологическая типология — система индивидуальных установок и поведенческих стереотипов, образованная с целью объяснения разницы между людьми.

Вся история исследования человека с системно-классификационных позиций имеет следующую цель:

1) «уловить» центральное организующее звено, своего рода мотор всей конструкции, и распределить людей, исходя из качественного своеобразия этих центральных звеньев;

2) разложить психику на составляющие части, понять работу частей и создать классификацию на основе разницы в составе и качестве частей.

На сегодняшний день существует несколько тысяч самых разнообразных психологических классификаций, которые обозначают те или иные различия между людьми или психическими свойствами (качествами, характеристиками).

Для демонстрации возможностей моделируемой сети в дифференциации типов предлагаю взять типологию, разработанную швейцарским психиатром К. Г. Юнгом, которая в дальнейшем была использована при построении типологии Майерс-Бриггс (MBTI) и в работах Аушры Аугустинавичюте (соционика).

Типология Юнга основана на понятии психологической установки, которая может быть экстравертной либо интровертной, и на преобладании одной из основных психических функций — мышления, чувства, ощущения или интуиции. Юнг считал, что всякий человек стремится либо к восприятию объектов внешнего мира, либо стремится от них абстрагироваться. Это различие он назвал общим типом установки и поделил на экстравертную (направленную на восприятие внешнего мира) и интровертную (направленную преимущественно «внутрь себя»). Понятие «психическая функция», введённое Юнгом, он подробно объяснил на одной из своих лекций: «Сознательное психическое есть средство для адаптации и ориентации и состоит из ряда различных психических функций. Среди них можно выделить четыре основных: ощущение, мышление, чувство, интуиция.

В ощущение я включаю всё восприятие с помощью чувственных органов; под мышлением (в других концепциях, основывающихся на данной типологии дано более четкое определение – логика. Прим. автора.) я имею в виду функцию интеллектуального познания и формирования логических заключений; чувство — функция субъективной оценки; интуицию я понимаю как восприятие с помощью бессознательного или восприятие бессознательных содержаний. Настолько, насколько позволяет мой опыт, эти четыре базовые функции кажутся мне достаточными, чтобы выразить и представить все многочисленные виды сознательной ориентации.»*

Все функции он разделил на два класса: «рациональные», то есть лежащие в сфере разума — мышление (логика) и чувство, — и «иррациональные», то есть лежащие «за пределами разума» — ощущение и интуиция. Доминирование какой-либо функции требует подавления противоположной функции (мышление исключает чувство, ощущение — интуицию, и наоборот)

Рассмотрим возможность реализации на нашей нейронной сети каждой функции.

1. Логика — та функция, которая, следуя своим собственным законам, приводит данные содержания представлений в понятийную связь. В нашей нейронной сети логика представляет собой ни что иное, как нормальное устойчивое, четкое протекание импульсов по нейронам, связанным в цепочки. Совокупность принимаемой информации, установленные связи, установленные отношения к объектам в виде записей в блоке памяти силы воздействия создают так называемые логические условия для выбора следующего нейрона для активации. Из языков программирования нам известны следующие основные операторы:

• оператор ветвления «ЕСЛИ…, ТО…». В сети определяется при выборе максимально заряженного нейрона.

• операторы сравнения - больше, меньше, равно… В сети представлены неравнозначными связями.

• циклы (о них говорилось ранее).

• логическое «И». Реализуется при наборе заряда необходимого для активации от различных входящих связей.

• логическое «ИЛИ». Возникает в том случае, если нейрон может сработать при наборе заряда как от одной связи, так и от другой.

• логическое «НЕТ» (об этом операторе будет сказано далее).

По этому принципу делаются суждения или умозаключения. Если возникают условия для такой последовательности, которая не встречалась во внешнем мире, но к которой привело схождение связей (по законам логики), то появляется новый объект-событие, то есть устанавливаются новые связи и выделяется новый нейрон в слое выше.

2. Чувство — функция, придающая содержанию известную ценность в смысле принятия или отвержения его. Чувство основано на оценочных суждениях: хорошо — плохо, красиво — некрасиво.

В моделируемой сети чувство – ни что иное, как та самая запись в блоке памяти силы воздействия, которая активирует работу сердца и выброс гормонов. С этим связано представление о том, что мы чувствуем сердцем. Повышенная эмоциональность – это увеличенная добавочная частота на нисходящих нейронах, которая своим источником имеет тот самый механизм, которому посвящена данная глава.

Как чувство может влиять на логику? При нормальном функционировании чувство является неотъемлемой частью логики. Ведь оно указывает отношения к объекту (о выборе характера отношения «негатив-позитив» поговорим в следующей главе). Но если частота, подаваемая на нисходящую сеть из блока памяти силы воздействия не адекватна той частоте, которая изначально была получена от данного объекта, то может происходить упомянутое в прошлой главе искажение реальной информации. Таким образом, люди с повышенной чувствительностью могут совершенно неадекватно воспринимать происходящее. В нашей модели такой эффект можно получить, изменяя настройки блока памяти силы воздействия. Можно предположить, что имея способность интерпретировать частоту сигналов в зависимости от каких-то внутренних особенностей, которые могут передаваться и по наследству, мы и получаем ту самую индивидуальность и неповторимость каждого человека.

3. Ощущение (сенсорика) — это восприятие, совершающееся посредством органов чувств. Тут все просто – это восприятие информации на рецепторах – самых нижних узлах восходящей сети.

4. Интуиция — функция, которая передаёт субъекту восприятие бессознательным путём. Предметом такого восприятия может быть всё — и внешние, и внутренние объекты или их сочетания.

Интуиция у Юнга противопоставляется ощущениям. Модель объясняет это сложное понятие следующим образом. В каждом слое узлы восходящих и нисходящих деревьев имеют двусторонние связи. При этом деревья смещены относительно друг друга по вертикали на расстояние одного слоя. Таким образом можно представить, что каждый слой имеет рецептор и эффектор, замкнутый на этот рецептор, наподобие тому, как это реализовано в рецепторных органах в нижнем слое.

Представим такую ситуацию, когда импульсы, проходя по узлам какого-нибудь дерева, не спускаются до самых нижних узлов-рецепторов, а переходят на другие деревья, например во втором или пятом слое. В случае высокоуровневых слоев в качестве рецепторов служат более общие понятия. И на этих же слоях могут возникать новые связи по упомянутому выше принципу логического суждения. При этом не создается развертка вновь образуемых деревьев до нижних узлов. Мы мысленно интуитивно понимаем, о чем идет речь в общем, но это не выражено в словесной (буквенно-звуковой) форме. Для нас это выглядит как «мысль». Мы понимаем смысл, но не проговариваем его.

По Юнгу особенность интуиции состоит в том, что она не есть ни чувственное ощущение, ни чувство, ни интеллектуальный вывод, хотя она может проявляться и в этих формах. При интуиции какое-нибудь содержание представляется нам как готовое целое, без того, чтобы мы сначала были в состоянии указать или вскрыть, каким образом это содержание создалось.

Какими же настройками можно сместить импульсы во внутренние слои и тем самым получить интуитивный тип личности? Скорее всего это может быть пониженный порог активации нейронов внутренних слоев. Или, иначе, увеличенная чувствительность «внутренних» рецепторов. Примечательно, что телосложение интуитов в основном худощавое в отличие от крепких сенсориков, у которых к тому же лучше развита координация движений. Можно предположить, что связи у сенсориков развиваются быстрее, что дает большую четкость в работе сети. Сигналы при прохождении деревьев спускаются до самого низа, связи образуются в основном при получении последовательностей из реального мира, что делает таких людей их «реалистами». Логические суждения у них выражены четкими последовательностями слов и для их проверки сенсорикам необходим наглядный эксперимент. Мир же интуитов может начинаться в слоях, расположенных значительно выше рецепторного слоя. Зачастую им сложно выразить свою мысль в словах, и она остается понятной только им одним. Но операции с высокоуровневыми понятиями могут дать построение далеко идущих предполагаемых цепочек развития объектов-событий. Остается только доказать сенсорикам реалистичность таких сценариев.

В соответствии с преобладающей функцией Юнг выделяет мыслительный, чувственный, ощущающий и интуитивный типы личности. С учётом «типа установки» каждый из них может быть как экстравертным, так и интровертным, что в сумме даёт «восемь наглядных психологических типов».

Экстраверт черпает информацию из внешнего мира, а интроверт может вполне довольствоваться своим внутренним миром. Но это не значит, что все сенсорики – экстраверты, а все интуиты – интроверты. Можно предположить, что экстраверсию и интроверсию определяют слабые или сильные связи между зеркальными узлами восходящих и нисходящих деревьев. Слабые связи требуют подтверждения из внешнего мира, а сильные могут довольствоваться внутренними импульсами.

Типология Майер-Бриггс дополняет деление типов на рациональные и иррациональные и на основе четырех пар функций выделяют уже 16 типов. Рационалисты отличаются тем, что предпочитают планировать свою деятельность и четко следовать плану. Иррационалы, наоборот, легко могут менять свою деятельность в зависимости от ситуации. В моделируемой сети получить такие функции можно, если изменять устойчивость или, по-другому, инерционность внутреннего сигнала. Следует отличать такие настройки от настроек эмоциональной чувствительности, где изменяется мощность сигнала, а не его длительность.

В следующей главе рассмотрим важный и сложный вопрос – как происходит выбор реакции на объекты-события внешнего мира.

---------------

1 (Юнг, К. Г. Психологические типы = Psychologische Typen : 1923 / пер. В. Зеленского // Собрание сочинений / К. Г. Юнг. — Vol. 6. — P. 510—523. — Ориг. публ. в Zeitschrift für Menschenkunde, май 1925, S. 45—65.)

Опубликовано 23.11.2019